Серая Сова

Образование

Саджо и её бобры

Люди, которые любят дичь в жареном виде, постоянно упрекают нас, охотников, в жестокости; любители красивых мехов обвиняют нас в культуре атавистического инстинкта… Жизнь индейца Вэша Куоннезин (Серой Совы), даёт исчерпывающий ответ этим чувствительным гурманам и комнатным пацифистам.

Серая Сова жизнью своей раскрывает, что в мужественном сердце индейца-воина и охотника таится нежности сердечной гораздо больше, чем у всех этих покровителей животных. Горькая нужда, привычка следовать за традициями предков заставляли Серую Сову истреблять бобров, но когда вопрос стал о совершенной гибели “бобрового народа” (так он потом стал называть бобров), то Серая Сова оказал достаточно мужества и творческой нежности сердца, чтобы заступиться и спасти этот “народ”.

У внешне жестоких людей часто таится самое нежное сердце.

Серая Сова старый, опытный писатель. Он и сам, конечно, сознавал достаточно причины успеха своих книг и в ответ этому успеху пишет книгу, направленную к детям. Книга Серой Совы называется “Саджо и её бобры”. Без опасения можно вручить эту книгу детям; ищущим общения с природой, эта книга предохранит их и от болезненной чувствительности и от бездушия натурализма и биологизма.

Индейский писатель Серая Сова (Вэша-Куоннезин) известен русскому читателю, как автор книги “Странники лесных пустынь”, автобиографической повести, бережно пересказанной Михаилом Пришвиным. Оба они, и индейский и русский писатель, страстно, каждый по-своему, любят дикие места, “страну непуганых птиц”. Потому и протянули они друг другу руки.

Пришвин рассказывает биографию Серой Совы в интимной беседе с читателем. Яркий и суровый жизненный путь меднокожего странника леса от пушника-зверолова к естествоиспытателю и писателю-анималисту – волнующая тема для Пришвина. Рассказы его, простые и безыскусственные, озарены чувством глубокой симпатии к обитателю “страны непуганных птиц”.

Серая Сова родился в Канаде в 1888 году. Отец его – шотландец, мелкий служащий. Мать – индианка. В детстве благодаря стараниям своей тётки он получил некоторые познания по географии, истории и английскому языку. Ещё мальчиком Серая Сова попадает в штат Онтарио, где его выпестовали индейцы – племя Ожибве, к которому принадлежала его мать.

Дикая природа севера с его необъятными лесами и многочисленными озерами и реками стала родной стихией Серой Совы, обычаи индейцев – его обычаями. На легкой ладье из березовой коры он странствует по дальним водным путям – охотится, работает проводником, носильщиком. Онахарео, индианку племени Ирокезов, он выбирает своей подругой и с ней делит радости и горести кочевнической жизни.

Один из американских рецензентов сказал, что Серая Сова “не манекен индейца”, а “настоящий индеец”.

Это верно: Серая Сова – подлинный индеец. Он хранит заветы своего племени, традиции родового общества. Он переживает глубокую трагедию, видя, как обескровливается индейское кочевье, как белые трапперы и спекулянты в погоне за долларами варварски уничтожают пушного зверя, обрекая туземцев на голодную смерть, как капиталистическая цивилизация несет за собой разорение последнего убежища индейцев и гибель народу, который не хочет и не может приспособиться к капиталистическому укладу жизни.

“Пожары, железные дороги, электростанции, аэропланы разрывали на клочки старую жизнь…
…Индейская граница отступала. Я спешил за ней” (“Странники лесных пустынь”).

Вместе с женой Серая Сова отправляется в поиски лесных просторов, еще не затоптанных ногой белого человека.

Два с лишним года странствует он, пока, наконец, не попадает к лесистым берегам Березового озера в штате Квебек, граничащем с Онтарио.

Мысль об охране первобытной природы с её девственными лесами и дикой фауной начинает все больше овладевать сознанием Серой Совы.

Он перестает охотиться. Пара осиротевших бобров, прирученных Серой Совой, невольно сыграла решающую роль в его жизни, так как через привязанность к этим зверькам выходит он на путь естествоиспытателя и писателя с мировым именем.

Свои наблюдения над бобрами Серая Сова заносил в дневник, который потом и лег в основу его очерков и повестей.

Мысль об опубликовании этих записей явилась у него в связи со страстным желанием возбудить в людях протест против варварского истребления бобров, являющихся, по его выражению, “душой” индейского” кочевья.

“Я переписал тщательно свои записки, приложил около 50 фотографий в качестве иллюстрации и отправился в город, который находился на расстоянии 40 километров. У меня не было особого желания продать эту рукопись, но мне хотелось, чтобы её прочли много людей”.

Первая рукопись была напечатана в Англии. Прислан был и гонорар вместе с запросом издательства на очерки аналогичного содержания.

Серая Сова продолжает свою работу внимательного естествоиспытателя и художника, устремленную главным образом на изучение жизни бобров.

Но мысль постоянно возвращается к социальной проблеме – к судьбе гибнущих братьев-индейцев.

“Мои воспоминания, – пишет Серая Сова в своей автобиографии, – неудержимо несутся к берегам Миссисуаги, ревущей среди гористых берегов, голубому дымку, струящемуся над янтарями гаснущих костров, к спокойным, вдумчивым индейцам, расположившимся лагерем у быстрых вод.
И моё сердце в щемящей тоске тянется к этим простым добрым людям, друзьям и учителям юности, обычаи которых стали моими обычаями, их вера моей верой, к людям, которые теперь смотрят в лицо своей гибели спокойно и безнадежно, оставаясь в своих дымных хижинах среди обнаженных пустырей, где свистит ветер, ибо цивилизация обрекла их на эту судьбу.
Я думаю о маленьких детях, которые так жалобно умирают, о родителях, которые с окаменелыми лицами бодрствуют около них, отгоняя мух. И я сознаю, что со всеми моими злоключениями их жизнь неизмеримо хуже моей и чувствую, что моё место около них, что их страдания – мои страдания и что я должен разделить их горе, как делил с ними радость” (“Странники лесных пустынь”).

Под этим настроением Серая Сова пишет свою первую книжку – “Исчезающее кочевье”. Эта книга была переименована издательством и известна под названием “Люди последней границы”.

Появившиеся в печати работы Серой Совы вызвали сенсацию в американском обществе. Вокруг имени индейского писателя зашумела критика, создались легенды.

Канадское правительство заинтересовалось его работой с бобрами. Серая Сова стал появляться со своими питомцами на экране кинотеатров, выступать с рассказами о животных перед многочисленной аудиторией. Спустя некоторое время для бобров отвели заповедник в лесах Соскачевани, и Серая Сова был приглашен туда на должность хранителя бобровых колоний.

В 1936 году в Америке была опубликована детская книжка Серой Совы “Саджо и её бобры”. Эта повесть о приключениях двух индейских детей и их бобрят написана Серой Совой уже на посту хранителя бобрового заповедника в Соскачевани. Автор переносится в воспоминаниях к друзьям своей ранней юности, к жизни среди племени Ожибве.

Индеец Гитчи Мигуон (Большое Перо) во время своих охотничьих странствований спадет от гибели двух маленьких бобрят. Он приносит их своим детям. Одиннадцатилетняя Саджо и четырнадцатилетний Шепиэн очень привязались к маленьким животным, на которых индейцы привыкли смотреть, как на своих младших братьев.

Но с одним из питомцев скоро пришлось расстаться, так как его забирает представитель американской меховой фирмы в счёт уплаты долгов Большого Пера.

Дети переживают очень тяжело разлуку с выкормленным ими зверьком. Их грусть увеличивается ещё и оттого, что они видят, как тоскует осиротевший бобренок Чилеви.

Саджо, которой однажды приснилось, что покойная мать посылает её и Шепиэна в город за увезенным Чикени, уговаривает брата отправиться вместе на поиски бобренка.

Ребята пускаются в рискованный путь. Они пробираются на ладье по далеким водным путям, попадают в страшную обстановку лесного пожара и т. д. С необычайным мужеством и находчивостью преодолевают они все препятствия и, наконец, выбираются в безопасную зону.

В поселке, где находится сборочный пункт меха, Шепиэн отыскивает представителя меховой фирмы. От него он узнает о том, что бобренок Чикени попал в город.

Судьба бобренка в руках черствого, жадного к наживе коммерсанта. Бобренок служит аттракционом в общественном саду. Дети уже теряют надежду выручить своего маленького друга, так как у них не хватает денег для выкупа. Но тут на помощь приходит старик – хозяин увеселительного сада. Он разрешает им взять бобренка.

Происходит радостная встреча. В толпе, окружившей ребят, оказался и их отец. Счастливое и довольное семейство возвращается в свою лесную хижину.

С наступлением осени пришлось задуматься о дальнейшей судьбе питомцев. Зимой бобров трудно содержать, да к тому же они подросли, и уже не опасно было теперь предоставить им свободу. Саджо старается подавить свою грусть, она утешает себя тем, что так будет лучше для бобрят.

В сопровождении отца и брата она отправляется к пруду, где находится жилище старых бобров. Гитчи Мигуон, подражая зову бобров, издает звонкий протяжный звук, и старые бобры выплывают навстречу к бобрятам…

Образы индейцев, особенно героев-детей, описания девственной природы с ее вековыми лесами, “шепчущимися листьями”, быстрыми реками и зеркальными озерами, с ее фауной и особенно бобрами запечатлены Серой Совой так тепло и таким ритмичным языком, что эту повесть воспринимаешь, как лирику. От неё веет свежестью девственных лесов, бодростью людей, воспитанных дикой природой, отважных и предприимчивых индейцев, связанных крепкими узами семьи и племени, вдумчивых и чутких не только по отношению друг к другу, но и к своим бессловесным друзьям, маленьким четвероногим товарищам. Для Серой Совы это “зачарованная долина золотых грез”, это мечта о кочевье прошлых дней, над которым еще только собирались тучи, надвигавшиеся со стороны капиталистической цивилизации.

Героиня книги Саджо, маленький друг автора, – нежная и эмоциональная девочка. Её любовь к бобрятам – это искреннее, самоотверженное чувство, глубоко волнующее ее детское сердечко.

Щепиэн – серьезный, отважный мальчик, закаленный в суровой борьбе с природой. В то же время он очень чуток, и это особенно сказывается в его отношениях к сестренке, которую он опекает после смерти матери.

Серая Сова тонко показывает психологическую жизнь своих маленьких героев.

“Шепиэн стоял выпрямившись, безмолвно и в упор смотрел своими черными глазами на белого торговца.
Саджо, не веря своим ушам, прошептала: “Разве . это правда? Нет, этого не может быть”.
Но Шепиэн не проронил ни слова, только обнял сестренку и продолжал сурово смотреть на человека, который пришел, чтобы отнять у них радость. Он подумал о своем ружье, оно было заряжено и стояло совсем близко – в углу. Но можно ли ослушаться отца? Шепиэн не двинулся с места.
Торговец съежился под взглядом этого четырнадцатилетнего мальчика и, схватив одного из бобрят, поспешил посадить его в ящик.
Кивнув головой Гитчи Мигуону, он сказал: “Значит, через два дня мы увидимся в посёлке?” Взял ящик подмышку и захлопнул за собой дверь.
Тогда Саджо тихо опустилась на колени возле брата и ткнулась лицом в его рукав. Торговец выбрал Чикени. А Чилеви вдруг стало очень страшно; недоумевая, в чем дело, он спрятался в своем домике”.

В этой сценке Шепиэн не произносит на слова, но как красноречиво его молчание: тут и исконная ненависть к угнетателю, грозившая кровавой развязкой, и чуткая любовь к сестренке, и уважение к воле отца – уважение которого безусловно требует индейское общество, выросшее на традициях родового строя.

Нужно быть большим мастером, чтобы несколькими мазками дать такую выразительную, полную драматизма, но почти немую сцену.

Очень колоритна фигура старого вождя – старейшины племени, который сопровождал Гитчи Мигуона на место пожарища и помогает ему отыскать следы детей. Сам Гитчи Мигуон – это искусный охотник, различающий каждый шорох в лесу, типичный представитель индейского племени с его родовыми традициями.

Если братьям своим индейцам отдал Серая Сова всю свою любовь и уважение, то к представителям колониального капитала он питает совершенно противоположные чувства.

Белые трапперы и коммерсанты-спекулянты – источник всех бед для индейцев. И Серая Сова рисует их черствыми, мелочными и жадными к наживе людьми.

Очень удачно – пером едкой сатиры обрисован управляющий конторой увеселительного сада, где томится бобренок, отнятый у детей.

Чутье художника, тонкое знание людей, большой опыт жизни, полной приключений, горя и радости, помогли автору создать живые, реалистические образы людей.

Теперь о животных.

Бобры. Они занимают почетное место рядом с героями-детьми. Чилеви и Чикени – это не бобры вообще и не вымысел, это портреты питомцев Серой Совы, которых он долго изучал и к которым был глубоко привязан.

“Портреты животных так же, как и другие описания, – говорит Серая Сова в предисловии, – мною сделаны очень тщательно. Мне хотелось обогатить восприятие юного читателя такими впечатлениями, которые в дальнейшем не были бы им осуждены, как сплошной вымысел. Мне хотелось написать такую книжку для детей, которую и взрослые прочли бы без чувства снисхождения”.

 

Оцените статью
Растём вместе
Добавить комментарий